vivacity.ru

Краткая история граффити: от вандализма к искусству

И стория граффити началась с надписей, которые представители банд Нью-Йорка оставляли на улицах города в 1920—1930-х годах, а со временем стали появляться на всевозможных недвижимых и движимых объектах. Количество художников и стилей росло в геометрической прогрессии, и к концу прошлого века полиция и власти городов в разных странах вели борьбу с адептами уличного искусства. Андеграундное течение разделилось на несколько направлений, а некоторые художники ушли в галереи. В любом случае граффити как явление прочно закрепились в уличной культуре, и без них сложно представить современные города.

DTF Magazine совместно с американским брендом Pabst Blue Ribbon, который недавно вышел на украинский рынок, поэтапно разобрались в истории граффити и в том, как эта городская субкультура стала такой популярной

1920—1950-е годы: первые рисунки на улицах

Первыми проявлениями граффити считаются рисунки и надписи, которые оставляли на стенах зданий и товарных вагонах поездов члены нью-йоркских уличных банд в 1920—1930 годах. Так участники группировок «метили территорию» и общались между собой.

Затем подобную практику переняла молодежь, однако и она не сразу использовала рисунки на стенах для самовыражения. Надписи появлялись как реакция на социально-политические проблемы, а характерными для того периода стали вызывающие слоганы и лозунги.

Лишь к началу второй половины XX века к новому движению присоединились уличные художники, оставлявшие на улицах короткие отметки со своими псевдонимами.

1960—1970-е годы: развитие культуры рисунков на домах и поездах

Развитие культуры уличных рисунков началось на Восточном побережье США в 1960-х. Именно тогда первые энтузиасты стали оставлять надписи с именами в случайных местах по городу. Среди первых райтеров оказались художники Cool Earl и Topcat126, а уличный артист из Филадельфии Cornbread считается неофициальным основателем движения в культуре — он одним из первых стал оставлять подписанные его именем заметки без политического подтекста.

Поначалу люди не придавали этим надписям особого значения, да и сами отметки были непримечательны — о многообразии стилей в то время не шло и речи, поскольку молодое движение улиц только начинало обретать культурный мотив.

Первые упоминания граффити

Отправной точкой в истории граффити считается публикация в газете The New York Times, вышедшая в начале семидесятых годов. В заметке рассказывалось о молодом уличном художнике из Нью-Йорка под псевдонимом Taki183. Он работал курьером, поэтому много времени проводил в метро. Там он на каждой посещаемой станции оставлял отметку со своим именем. Со временем их стало так много, что на них обратили внимание не только прохожие, но и местные журналисты. Художник стал первой заменитостью в истории граффити и считается одним из его основоположников. И хотя Taki183 не был первым художником, оставлявшим отметки на улицах, благодаря его вездесущности о ранее малоизвестной культуре рисунков заговорили жители города и пресса. Другими знаковыми художниками того периода считаются Stay High 149, PHASE2, Stitch2 и Joe136.

Практикой Taki183 и других пионеров граффити стали теги — надписи с псевдонимами, оставляемые на стенах, заборах, вагонах и в других видных местах. Художники зарабатывали дополнительное уважение за теги в труднодоступных локациях: например, на большой высоте или на охраняемых территориях. Тогда приоритет отдавался не визуальной стороне, а популярность измерялась в количестве отметок по всему городу. Среди других заметных артистов, тэгавших улицы и метро оказались — Hondo 1, Japan 1, Moses 147, Snake 131, Lee 163d, Star 3, Pro-Soul, Tracy 168, Lil Hawk, Barbara 62, Eva 62, Cay 161 и Junior 161.

Эти проявления индивидуализма стали вызовом нарастающей вездесущности брендинга и общественной инфраструктуры, поэтому граффити, незаконно появлявшиеся поверх витрин, объявлений или рекламных постеров, считались сугубо негативным явлением для городских властей, а некоторые горожане и вовсе считали надписи отголосками проделок уличных банд.

Метро как способ общения

Средством связи для уличных артистов стало метро. Благодаря рисункам, оставленным на стенах вагонов подземки, художники из разных районов узнавали о существовании друг друга, поэтому со временем надписи чуть ли не полностью покрывали как внешнюю, так и внутреннюю части поездов. Так нью-йоркское метро стало своеобразным средством коммуникации для андеграундных артистов.

В те времена метро охранялось недостаточно, а чисткой вагонов занимались редко, поэтому разрисованные составы месяцами курсировали по городу, а художники исписывали вагоны, чтобы представить свое творчество на обозрение как можно большему количеству людей — это явление получило название «бомбинг». Чтобы как можно быстрее нанести теги и рисунки на вагоны художники специально выбирали короткие псевдонимы — Tee, Iz, Pi, In, Le, To, Oi, благодаря чему рисовка тегов занимала гораздо меньше времени. Однако существовали и так называемые стайлрайтеры, для которых на первый план выходил стиль. Эти два вида художников негласно конкурировали между собой, рисуя в депо и на вагонах метро.

Развитие техник

Одним из первых художников, активно практикующих стиль в подземке, стал Futura 2000. С первых же работ он увидел потенциал в рисовке на вагонах метро — именно там прохожие увидели его первые теги и рисунки.

И в то время как новая культура привлекала все больше участников, узнаваемым лицам пришлось задуматься над тем, как же выделиться среди увеличивающегося количества тегов. Наиболее изобретательные художники стали внедрять в подписи графические детали в виде штрихов, кругов, звезд и других подобных элементов, пробовать художественные стили или играть с толщиной, стилем и цветом надписей. Новые практики быстро подхватывали новички — так началась эволюция стилей.

Конкуренция побудила художников к изобретательности, а вслед за этим уличные артисты начали постепенно отходить от тегов с надписями и оснащать рисунки большим количеством графических элементов. Художник из Филадельфии Topcat126 придумал стиль Broadway, а вскоре на замену ему пришел стиль Block Busters, характерной чертой которого стали надписи с использованием огромных наклоненных букв. А еще один энтузиаст под псевдонимом PHASE2 стал использовать объемные шрифты в виде пузырей под названием Bubble Letters.

Эти стили стали основными, на основе которых развивались другие практики уличных художников. Block Busters и Bubble Letters подтолкнули художников к креативу, а многообразие техник вылилось в один смешанный стиль под названием Wild Style. Период с 1975 по 1980 год считается одним из самых благоприятных для развития граффити: с расцветом противостояния между стилями художников каждый пытался стать заметнее других. Известные художники этого периода — Case 2, Seen, Mare, Comet, Repel, Cos 207, Duro, Kade 198, Fed 2, Revolt, Rasta, Zephyr, Lee, Dondi, Blade, Crash и Daze.

1980—1990-е годы: борьба против граффити и приход в Европу

Борьба против вандализма

Только в начале восьмидесятых годов уличные художники столкнулись с первыми реальными проблемами. Когда городские власти начали массовую борьбу с рисунками, многие произведения начали беспощадно уничтожаться — срок жизни свежих работ заметно сократился, а количество охранников в метро и полицейских на улицах заметно увеличилось. Для борьбы с райтерами городские власти даже ввели ряд законов, запрещающих продажу краски несовершеннолетним, а баллончики с краской, подобно оружию, хранились в сейфах или защищенных шкафчиках.

Из-за возникших сложностей поредело и сообщество художников: многим пришлась не по душе угроза криминальной ответственности, поэтому часть артистов прекратили рисовать на улицах и в метро, а часть занялись легальным творчеством, работая в студиях.

Для оставшихся художников правила игры заметно ужесточились. Когда круг локаций, доступных для рисования, уменьшился, их противостояние местами стало напоминать вражду уличных банд. Художники-одиночки не осмеливались делать творческие вылазки без оружия, ведь в противном случае их могли избить, а сплоченные коллективы и вовсе ходили рисовать группами в целях безопасности. Среди старожилов, принимавших участие в противостоянии, работать продолжили Skeme, Dez, Trap, Delta, Sharp, Seen, Shy 147, Boe, West, Kaze, Spade 127, Sak, Vulcan, Shame, Bio, Min, Duro, Kel, T Kid, Mack, Nicer, Brim, Bg 183, Kenn, Cem, Flight, Airborn, Rize, Jon 156, Kyle 156 и X Men.

Оставшаяся сцена заиграла новыми красками: когда количество уличных артистов сократилась, ветераны граффити дали себе волю, а уже существующие стили приобрели еще более яркие формы и узнаваемые черты.

Кроме того, с началом «войны» за чистоту подземки, художники обратили внимание и на другие передвижные объекты —  автомобили. В основном райтеры предпочитали рисовать на фургонах или небольших грузовиках городской службы доставки — эти машины ежедневно курсировали по городу, а у райтеров появилась еще одна возможность прорекламировать себя и свое творчество. Поэтому, после того как условия рисовки в метро усложнились, практика рисования на городском транспорте стала набирать популярность.

Уклон в сторону искусства: иконы восьмидесятых

Одной из самых заметных личностей в культуре стрит-арта стал Кит Харинг, известный не только выставками в галереях, но и иллюстрациями в метро. Его стиль основывался на смешении течения поп-арта с уличными рисунками, поэтому Харинга нельзя назвать райтером в привычном понимании этого слова. Особенностями его рисунков считались жирные линии, яркие цвета и изображения человечков, постоянно появлявшиеся в разных уголках города. Харинг объединял творчество с активизмом: художник известен борьбой против СПИДа, и этот посыл стал неотъемлемой частью его рисунков.

Еще одной иконой культуры граффити считается Жан-Мишель Баския. Он начал рисовать в начале семидесятых, а через десять лет подружился с Энди Уорхолом  — знаковой личностью среди художников в период расцвета поп-арта. Баския и его друг, художник Эл Диас основали движение SAMO (Same Old Shit), сигнатурные подписи и рисунки которого покрыли улицы города. В современной культуре Баския стал одной из самых ярких личностей, а его работы выставляются в музеях по всему миру.

Граффити в Европе

Однако не стоит недооценивать роль и отошедших от дел американских коллег. Когда часть художников перебрались в галереи, а работы таких райтеров, как Dondi, Lee, Zephyr, Daze и Futura 2000, появились в арт-пространствах Европы, культура граффити пришла и в Европу. После первых выставок европейскую молодежь охватила одержимость нью-йоркской культурой, а дополнительным фактором стал хип-хоп. Рисунки в галереях послужили наглядным гайдом для энтузиастов, и в скором времени надписи стали появляться в европейских городах.

Одним из пионеров движения во Франции стал художник под псевдонимом Blek le Rat. Для создания рисунков он использовал специальные трафареты, что позволяло ему быстро рисовать граффити и избегать арестов. Своей деятельностью художник намеревался показать, что искусство может быть доступным каждому и не ограничивается стенами галерей.

В Великобритании стрит-арт ассоциируется в первую очередь с именем Бэнкси — он начал рисовать в девяностых годах и до сих пор считается самой заметной и самой скрытной фигурой уличной культуры. В то время как настоящая личность артиста держится в тайне, его работы выставляются в галереях по всему миру, а рисунки неожиданно появляются в самых разных городах. Помимо этого, Бэнкси ведет активную политическую деятельность, что явно отражается в его провокационных работах в тематике полицейского произвола, расовой и гендерной дискриминации, военных конфликтов и многих других современных проблем.

Граффити в XXI веке: с улиц в музеи и галереи

В наше время уличная культура все еще остается противоречивым явлением: часть рисунков граффити заслужили принятие горожан, однако, учитывая неизменные случаи вандализма, далеко не все положительно относятся к творчеству райтеров. На уличной арт-сцене появилось множество новичков, а состоявшиеся иконы хоть и стали привычными участниками выставок и арт-проектов, все равно продолжают рисовать на улицах городов.

Граффити все также остается неотъемлемой частью протеста против потребительской культуры. Пример тому — работы уличного художника Kidult, разрисовывающего краской витрины бутиков Chanel, Céline, Maison Margiela, Supreme и других известных мировых брендов.

Характерной чертой для современной граффити-культуры стала коммерция. Когда крупные компании осознали популярность рисунков уличных художников, артисты стали все чаще привлекаться для реализации рекламных кампаний, а проявления граффити в массовой культуре можно найти везде — начиная от рекламы и фильмов и заканчивая видеоиграми.

С развитием соцсетей художники больше не использует подземку в качестве связующего элемента для андерграундной культуры, а еще одной причиной снижения популярности рисовки на вагонах стала усиленная охрана объектов. Вместо этого, райтеры Нью-Йорка и других городов оставляют рисунки на фургонах или грузовиках, а среди поклонников передвижных арт-объектов оказался даже Banksy, разрисовавший однажды ночью один из фургонов службы доставки. После того, как работы уличных художников появились в галереях, владельцы автомобилей добровольно приглашают райтеров разрисовать транспорт чтобы придать ему оригинальный внешний вид.

Кстати, благодаря Pabst Blue Ribbon, все, кто придут 18-20 мая на крупнейший в Украине тату-фестиваль Tattoo Collection, смогут почувствовать себя уличными художниками и разрисовать настоящий минивэн, а еще выиграть тату.

Читайте также:

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку на сайте

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.donttakefake.com

Первые в истории райтеры вспоминают о том, как развивалось граффити — часть 2

Раннее мы уже публиковали перевод статьи, где первые в истории райтеры делятся своими воспоминаниями о том, как однажды написанное на заборе свое имя может породить массовый феномен граффити-культуры. В новой статье читайте вторую часть перевода, где наши герои рассказывают о том, как менялся их стиль, как менялось отношение общественности к их деятельности и как они воспринимают то, что происходит будучи уже 50-летними.

Принятие карательных мер (1972)

Jeff Chang: После принятия мэром Линдсей декларации о войне с  граффити в 1972-ом году тема «Борьбы с граффити» стояла во главе его избирательной кампании. Он был полностью сфокусирован на ней. Последствия такой  кампании длились гораздо дольше, чем эпоха граффити в метро. С тех пор  каждый новый мэр Нью-Йорка подтверждал свою  причастность к «войне». В войне Линдсея и граффити  вы можете найти корни другой кампании под названием «разбитые окна».

LEE: Это  было то немногое, что город применил в качестве ответных мер. В том  числе, Ричард Равич, председатель MTA, вел переговоры с группой художников  граффити. Его предложение звучало так, что если они давали этим ребятам  зеленый свет для украшения фасадов, то они могли бы получить взамен  30000 других подростков, которых могли бы остановить. Все это так и  осталось на уровне стола переговоров и все.

MICO: Особенно вначале это была партизанская война. У нас были стратегические карты  систем метро, из которых мы выясняли местоположение ярдов или  отстойников, где было жарко или спокойно. Мы собирали данные разведки на  скамейке писателей. И если вы получили разгон с Coney Island этим утром, то вы приходили на скамейку и рассказывали всем, насколько это было жарко.

C.A.T. 87: Однажды  я попал с другом, когда мы хиттинговали автобусы на 125-ой улице. Как  только мы пробрались туда, пришли охранники с оружием. Я спрятался под автобус, а мой друг прыгнул в Гудзон. Я полз под автобусами до 133-ей улицы и вылез наружу весь в грязи и снегу. Я вернулся домой, и на пороге показался мой друг полностью отмороженный. Он проплыл весь центр города.

All-city kings (1973)

Daze: Это развивалось от подписей до  стандартных кусков, от надписей к стилизованным надписям с персонажами,  чтобы делать целые вагоны метро.

Ivor L. Miller: Движение  действительно стало набирать оборот на поездах, так как оно  взаимодействовало с населением города, а не только с другими авторами. Под  рейтингом подразумевалось «искусство в движении». Эта форма была  разработана, чтобы взаимодействовать с движением и пространством вагона в  сознании.

C.A.T. 87: Поезда и автобусы были, как международные поездки.

BLADE: Когда  Линдсей был мэром, каждый поезд, который бы вы ни расписали, мог быть на линии  годами. Это было замечательно, это было как тысячи катающихся билбордов.  К 1975-ому году были покрашены все новые поезда, а затем граффити стали делать  все больших размеров, при помощи валиков. В середине семидесятых вы не могли больше ничего увидеть из окон поездов.

Jeff Chang: Попытки  МТА’шников обелить поезда еще более обострили процесс их  стилистического изменения, потому что было намного больше потенциальных целей, и все они были как чистый белый холст.

Adam Mansbach, автор «Angry Black White Boy»: Если вы смотрели фильм 1974-ого года «Жажда смерти» с Чарльзом Бронсоном, то могли видеть как он живет в граффити-перенасыщенном мире, что подталкивает его к переломному моменту. Пригородные зоны среднего класса, такие как  Джерси и Лонг-Айленд, получались более отчужденными от общего движения,  потому что основной разговор велся не там, и они могли даже не читать,  то что пишут. И я думаю, там хуже всего развивался wild style

Charles Ahearn, райтер и режиссер классического граффити фильма «Wild style»: Wild style расшифровывается как, весьма абстрактный, кубический стиль письма, который имеет вид движения к зрителю.

TRACY 168: Я  начал wild style. Wild значило неприрученный, а style обозначало, что у  меня есть уровень. Я был как животное, но с уважением. И они использовали это слово для хип-хоп фильма. Они думали, что это такое выражение с улицы, но это было то, как мы жили.

LEE: Wild style дошел до нас в середине семидесятых. Он выглядел  как скульптура в движении. Они сломали алфавит и превратили его в  трехмерный предмет. На движущемся поезде это искусство наезжало на вас,  оно не должно было быть антагонизмом, ему следовало быть дразнящим. Оно было создано, чтобы открывать ваши поры и просачиваться в вас.

Hugo Martinez: Другим важным событием был Case 2, пришедший к нам с компьютерными буквами.

TRACY 168: Если вы смотрели сериал «Welcome Back, Kotter», то в  начале каждой серии вы могли увидеть мое имя на проезжающем поезде. Я  написал три слова «Боже, благослови Америку» к ее двухсотлетию. Я  сделал три куска красный, белый, синий и это было настолько красиво, что МТА сразу закрасили их. Они не могли позволить никому думать, что мы любим Америку.

Появление уличных звезд (1977)

LEE: Отключение электроэнергии было переломным моментом. Это стало  ступенью к тому, чтобы граффити признали мировым феноменом. Это была глава,  которая закончилась, когда люди сказали себе, что могут встать и развиться, как художники, в новом контексте.

TRACY 168: Мы  изменили весь мир в 1977-ом году. После отключения электроэнергии, они  начали использовать роликовые ворота на магазинах, потому что все окна  были побиты во время грабежей. Когда ворота опускались, они выглядели  серыми и странными, поэтому мы изрисовывали их, чтобы они выглядели  красочно. В разгар всего этого безумия я отправился на вечеринку, где  были губернатор и мэр, и я действительно сел и поужинал с ними. И они спросили меня: «Кто ты?». Я ответил: «Охранник». Потом подошла Секретная служба и схватила меня.

Charlie Ahearn: Самые сильные воспоминания у меня остались от 1978-ого года, когда я сталкивался со всеми этими гандбольными площадками к северу от Бруклинского моста от  Ли Киньонес (a.k.a.  LEE). Они взрывали своим цветом. Я спросил детей: «Кто их создал?» И они  смотрели на меня недоверчиво: «LEE, ты, тупая задница! LEE — самый известный художник в мире!»

Glenn O’Brien, писатель, искусствовед: Это было великое время, примерно  в 1978-ом году, когда все эти звезды появились: LEE, Futura 2000, SAMO  (граффити псевдоним Жан-Мишеля Баския), Кит Харинг, Lady Pink и  Zephyr, и вы просто прогуливаясь по городу могли наблюдать их  уникальный материал.

Charlie Ahearn: К лету 1980-ого  года конкуренция достигла своего пика. Мы увидели целые вагоны поездов  от LEE, Futura 2000, SEEN, Mitch — они просто появлялись каждый день. Это были огромные, массивные картины. Вы могли наблюдать за появлением  надземного поезда, и потом через пару дней вы могли увидеть три или четыре новых полностью изрисованных вагона.

BLADE: Я хотел быть уверенным в том, что мой рисунок будет виден на расстоянии пяти кварталов и зритель сможет его прочитать. COMET 1 и я изобрели стиль блокбастер (blockbuster) в 1980-ом году: очень большие,  квадратные слова, но очень четкие. За эти годы мы закрасили свыше 5000 поездов каждый.

Присоединение к хип-хопу (1980)

Charlie Ahearn: Летом 1980 года я делал художественное шоу в  заброшенном массажном салоне на Таймс-сквер. Fab 5 Freddy начал  обсуждать со мной тему создания фильма о граффити и рэп-музыке. В  итоге я взял LEE и Fab 5 Freddy, и мы сделали кусочек на фасаде здания.  Можете ли вы себе это представить? Прямо там, посередине Таймс-сквер.

Fab 5 Freddy, хип-хоп импресарио: Вы  должны помнить, что в те дни ваша доблесть была в том, чтобы быть скрытным, прокрадываться в загоны поездов, нарушать закон самым безумным  образом, и не быть бедным — на это тратилась большая часть вашей  энергии. Я помог объяснить людям, что граффити – это часть хип-хопа. Я всегда видел это как одно культурное движение.

COCO 144: Я слушал джаз, латинский джаз и рок. Это было до того, как  был создан хип-хоп. Любой, кто делал домашнее задание, знает, что  граффити появилось первым.

Glenn O’Brien: Это как, какая связь между джазом и абстрактным экспрессионизмом? Они не были теми же  людьми, которые делали хип-хоп и граффити, но у них были культурные, ментальные и духовные связи. Единственный, кто делал и то и другое, был  Fab 5 Freddy, и то только потому, что он спешил стать знаменитым. И Futura сделал запись. Я предполагаю, что это был рэп.

Jeff Chang: Есть  все еще неутихающие дебаты, особенно среди старых авторов граффити,  относительно того, связаны ли хип-хоп и граффити. Но как только хип-хоп был представлен вместе с граффити в таких фильмах, как Wild Style и Style Wars, история изменилась.  И полностью очевидно, что искусство хип-хопа, будь то графический дизайн, мода, живопись, концептуальное  искусство или даже скульптура, полностью сформировалось на почве граффити.

Richard Goldstein: Причина, почему граффити не делало денег на этом, как это делала рэп-музыка, оно  было незаконным и у него не было женоненавистничества и насилия, которые так привлекают белых подростков.

И все же это искусство? (1980)

MICO: Многие люди перестали делать работы в метро, потому что  некоторые тои (игрушки — toys) начали портить их работы. Игрушки — это  парни, которые только начинают заниматься граффити, и их не уважают  другие райтеры. Я тратил свою энергию и краску впустую. Поэтому я  перешел на работу с холстами, которые можно сохранить.

LEE: В некотором смысле, распад не мог наступить в лучшее время. Художественно мы достигли вершины. Мир изящных искусств обнимал нас. У нас были передние ряды сидений в прибыльной атмосфере, которая открыла много дверей.

Patti Astor, собственник Fun Gallery: Я  встретил Fab 5 Freddy на вечеринке в центре города. И через него весь этот мир открылся мне. Я показывал Жан-Мишеля, Кита Харинга, Кенни  Шарфа, LEE, Zephyr, Dondi, Fab 5 Freddy, Revolt, A-1, Rammel-zee, Iz Da  Wiz, Futura 2000, Lady Pink, Crash, Daze, и многих других. Некоторые  говорят, что войдя в галереи, граффити потеряло свою чистоту. Я же думаю, что это принесло ему гораздо более широкое признание.

Crash: Я  рисовал на крышах. Поэтому, когда я впервые попал в галерею, где я мог  управлять такими элементами как ветер и дождь, это дало мне  возможность делать больше, чем просто мое имя.

Fab 5 Freddy: Слово  «художник» редко использовалось в то время, пока я не начал выступать.  Кит Харинг сказал бы вам, что он не был художником-граффити, но он  был укоренен, основан и вдохновлен им. Он был очень осведомлен о расовой  динамике в общении с черными и пуэрториканскими детьми. И он это сделал.

Daze: Кейт  и Жан-Мишель никогда не были настоящими художниками подземки. Людям  было легче переваривать то, что они делали, потому что они могли вернуться  к истории искусств. В то время как с нашей работой это было похоже на  изучение нового языка, и большинство людей не хотели тратить на это свое время.

Richard Goldstein: Был такой период, когда главными арт-дилерами, такими как Лео Кастелли, были все-таки художники-граффити. Я постоянно говорил художникам не доверять галереям, потому что думал, что они дадут им только пятнадцать минут славы, а потом забудут о них. Что на  самом деле и произошло.

Lady Pink: Люди из мира искусства —  акулы, как и все остальные, поэтому они подготавливают нас, находящихся под землей, для того, чтобы иметь дело с миром искусства на земле. По крайней мере, когда парень в туннеле, вы знаете его намерения.

RATE: Граффити — это вандализм. Если это становится слишком законным, это теряет часть того, о чем идет речь в первую очередь.

LEE: Я  делил студию с Жан-Мишелем в 1983 году, когда умер Майкл Стюарт, и это  событие очень сильно повлияло на него. Майкл был арестован за то, что он рисовал граффити в метро, и его доставили в больничный центр Беллу в коме, в наручниках и со связанными ногами. Весь политический бомонд был в напряжении. На тот момент большинство полицейских сил были ирландцы или итальянцы, и все они были белыми, и они отличались очень жестоким обращением к людям с краской.

Конец линии (1989)

Dan Ollen, бывший прокурор Нью-Йорка, который занимался сотнями дел связанных с граффити: Граффити  вышло из-под контроля в восьмидесятых и начале девяностых. В начале девяностых я начал замечать перемены. Хотя я уверен, что составители Закона о борьбе с вандализмом хотели бы отдать должное этим переменам, я не считаю, что принятие двух преступлений, связанных с проступком, имеет много общего с борьбой с граффити, поскольку граффити-художников всегда можно преследовать за совершение уголовных преступлений в соответствии с законами о преступлениях до и после акта. Просто я предполагаю, что публика устала от молодых мужчин и женщин, портящих собственность, которая не принадлежала им. Помните, целые кварталы в это  время находились в осаде. Это привело к усилению общественного давления на полицию. Более того, на участках начали формироваться целевые группы по борьбе с проблемой граффити.

Граффити навсегда (2006)

Kaves: Они зафиксировали победу, но это был всего лишь фарс. Граффити вышло из подземки, на улицу. Теперь это на крышах, церквях и это стало проблемой для частной собственности. Существует вытравливание и маркировка кислотой, и теперь это доставляет намного больше проблем.

Hugo Martinez: Сейчас  граффити  гораздо более распространено, чем в начале семидесятых. Оно на каждом здании в городе. Это намного больше чем 11 000 вагонов! В наше время граффити это присвоение, и речь не идет о том, чтобы сделать чужую собственность красивой.

Sharp: Я  думаю, что то, что делают люди сегодня, действительно разрушительно. И я  чувствую, что не согласен даже с этим мнением. Я не вижу никакой  художественной ценности в растэганных окнах. Это стекло стоит тысячи долларов. Мне скоро 40 лет и я собственник. Я пытался найти хоть какое-то подобие того, что делал я. Сегодня, они делают throw-ups на скалах.

MICO: Как  ни странно, моя работа на полный рабочий день сегодня находится в  системе суда Нью-Йорка. И мы все время получаем жалобы на граффити.

KEZ 5: Раньше  думали, что кислотное травление – это не граффити, но это  единственная форма вандализма, доступная сегодня. Это отличный способ подняться на поездах, потому что оно остается там. Они не собираются менять все окна.

COCO 144: Когда я занимался этим, это было проступком. Теперь это преступление. Сегодня нужно иметь больше мужества, чтобы стать райтером.

MICO: Я  думаю, что эти ребята делают то, что они должны делать. Если вы хотите  быть настоящим райтером, истинным мятежником, вы должны позаботиться о том, что у вас есть.

Crash: Музей современного искусства показывал что-то из моего творчества. В Бруклинском музее есть мои экспонаты. В Музее города Нью-Йорка есть фрагменты моих работ в их собраниях. Музеи — последняя остановка на линии метро.

BLADE: В 2003 году я сделал обложку аукционного каталога Sotheby’s.

COCO 144: Звучит как сумасшествие: мне почти 50 лет, и я все еще рисую, и я все еще живу этим.

C.A.T. 87: У моего сотового телефона есть заставка для граффити!

Crash: Сегодня граффити намного лучше, чем десять лет назад. Из-за Интернета, оно стало намного глобальнее.

Richard Goldstein: Теперь граффити перешло на товарные поезда. Главный замысел состоит в том, чтобы отправить ваше имя в путешествие.

KEL 1: Это явление расширилось, пройдя через весь мир, оно вернулось совсем в  других формах. Хорошо ли сегодня? Не могу ответить. Точка обзора изменилась.

Jeff Chang: Сейчас  существует массовое движение мирового искусства, которое некоторые люди  называют «нео-граффити» или «пост-граффити». Буквально сотни галерей по всему миру поддерживают так называемое уличное искусство и быстро растущий рынок покупателей.

LEE: Это движение о движении. Речь идет о том, чтобы изобретать себя. И это про улицы.

Stash: У  меня есть несколько предприятий, и когда люди бомбят мои окна, я тот  парень, который выходит с ведром краски и закрашивает это. Но я делаю это с той ухмылкой на лице, вроде: «Черт! Расплата!»

youngspace.ru

Слово «граффити» с итальянского переводится как «нацарапанный». Ведь самые первые примеры этого мастерства были выполнены в простой, незамысловатой словесной форме. Хотя среди них встречались и магические формулы, и проникновенные посвящения. Много столетий подряд безымянные автора на стенах изливали свою душу, писали искренние признания в любви своей даме сердца или высказывали негативную критику по поводу деятельности неугодных правителей.

История граффити берет начало еще в Древнем мире. Самые ранние примеры этого искусства датированы 30 тысячелетием до н. э. Это были наскальные рисунки и пиктографии, которые наносили на стены костями животных и пигментами.

Иногда граффити служило источником для вдохновения. Греческое слово «рок» (в переводе судьба), нанесенное на стене Собора Парижской богоматери, подтолкнуло Виктора Гюго к написанию известного романа. Граффити существовало только в словесной форме до 70-х годов прошлого столетия. Но затем пришли художники, которые стали использовать разные линии, цвета, украшая улицы Нью-Йорка. Это была часть хип-хоп культуры. Масштабность, индивидуальность, творчество ради души, а не денег – вот принципы работы первых американских райтеров. Родоначальникам жанра помогали рисовать маркеры и аэрозоли, некоторые инструменты изготавливали вручную. Использовали все что угодно: начиная со специальных составов для окраски обуви и заканчивая штемпельной краской. «Начинку» помещали в уже отслуживший баллончик дезодоранта.

Среди граффитистов встречались и чистые художники, которые черпали вдохновение практически во всем: от божественных сюжетов до телепостановок и комиксов. Но уличные мастера в подавляющем большинстве — это писатели или шрифтовики. Источником подобного творчества стали «тэги», то есть стилизованные автографы или авторские логотипы. По сравнению с нынешними работами это были простые по форме и исполнению надписи. Но сейчас любой начинающий писатель постигает азы мастерства именно как «тэггер».

Нью-йоркские подростки выбирали идеальные объекты для художеств – поезда подземки. Юные творцы пробирались в отстойники и утром поезда выезжали на маршруты уже в обновленном виде. С тех пор граффити приобрело скорость, мобильность и вышло за рамки стен школ и туалетов. В середине 70-х годов утвердились главные принципы уличного искусства. В Нью-Йорке граффити-движение носило соревновательный характер, что привело к возникновению новых творческих идей.

С самого появления и до сегодня авторы настенных рисунков и надписей подвергаются гонениям со стороны служителей правопорядка. Ведь по закону роспись муниципального имущества несет угрозу обществу. Многие американские райтеры заплатили внушительные штрафы, а некоторые из них даже попали за решетку. Из-за того, что работы граффитистов уничтожались, большинство бросало это занятие, не в силах терпеть такое глумление над их работой. А в середине 80-х начальство выжило художников из подземных владений.

Уличное творчество приобрело много направлений, течений. Также у каждого установилась своя индивидуальная манера. В период с 1969 по 1974 год появились новые стили граффити. Все они настолько разные, что любой художник мог найти наиболее подходящий для себя вариант самовыражения.

В большинстве мегаполисов власть пошла навстречу творческим личностям и выделила «законные стены и дворы» для граффити. Но их было так мало, что все-равно приходилось выходить за рамки дозволенного.

Престиж американского уличного искусства подрывали две вещи: сам хип-хоп, который воспринимался как «гангстерская культура» и то, что многие «крутые парни» таким образом метили свою территорию.

Граффити, которое попало из-за океана в Великобританию, стало частью поп-культуры. Дальше оно распространилось по Европе, Италии, Франции, Польше, Чехии, Германии, Финляндии, Швеции.

История советского граффити началась в 1985 г. Тогда же стал модным и брейк-данс. Первые райтеры оформляли декорации молодежных фестивалей. Самые яркие рисунки украсили улицы Калининграда и Ленинграда. И только через десятилетие к модному искусству присоединилась Москва.

В 2000-х годах граффити приобрело коммерческий характер: его использовали в рекламных компаниях, видеоиграх, пошиве одежды, им украшали скейтборды.

Граффити стало полноправным видом искусства вместе со своими стилями, направлениями и течениями. Фантазия райтеров настолько безгранична, что в будущем это творчество, безусловно, ждет бурное, многогранное развитие.

Рекомендуемые статьи для чтения:

Стили граффити

Интерьерная живопись

Художественная роспись


Смотрите также

Новости компании

Оформление транспорта

Оформление транспорта

  ЦИРК М.ВИДЕО ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ АНСАМБЛЬ ПЕСНИ И ПЛЯСКИ  ДОНСКИХ КАЗАКОВ СЛУЖБА ЗАКАЗА ТАКСИ ЭКИПАЖ    

16-02-16 Хиты:1009

Акция!!!

Акция!!!

ЭТОЙ ОСЕНЬЮ!!!  При размещении рекламы на электротранспорте, 1 МЕСЯЦ проката в ПОДАРОК!!!  

08-09-14 Хиты:1595